А звали её Пын

На пороге стояла низкорослая тайка, чуть выше полутора метров, с тёмной кожей Северян – жителей тайско-бирманско-лаотянского треугольника. Народы гор, обитатели джунглей, фактически первобытные племена, сохранившиеся в непроходимых джунглях Юго Восточной Азии, каким-то образом цивилизация доходила и до них, им давали начальное образование, какие-то навыки, и если они не успевали спиться или сторчаться на дешёвых амфетаминах в своей лачуге, то отправлялись на Юг, в поисках работы и денег. В основной массе не приученные к труду, ленивые, вороватые и непроходимо упёртые – они занимали самую низкооплачиваемую нишу уборщиц или истуканов в форме “службы бесопасности”. Многие женщины шли в проституцию, мелкое воровство или мошенничество. Да и куда им ещё деваться?
Файзулитдин поглядел на неё, прикинул, и спросил “Что ты хочешь?” (What you want?) Тайка улыбнулась, втиснулась в дверь и, показав на кулачках, сказала “Бум-бум? 1000 бат” и тут же обняла его за талию, запустив другую руку под халат. “Ну чтож, отчего же не бум-бум?” успел подумать он, и уж через несколько мгновений лежал на кровати, а тайка стягивала с него остатки одежды. Потом быстро вскочила, закрыла шторы, выключила свет, как то моментально разделась сама, и так же моментально оказалась у него в ногах, производя манипуляции с его членом, посапывая, как ёжик. Наконец добившись устойчивой эррекции, она незаметно натянула презерватив, и плюнув себе на ладошку, уселась на Файзулитдина сверху. Тут видимо у неё наступала следующая сцена “Оргазмического Экстаза”: баба начала скакать на нём, сжимая и отпуская влагалищем его член, при этом станая так, как будто он ей дарил нереальное наслаждение, закатив глаза и мотая головой, как лошадь, когда ей в ухо залезет муровей. Несколько раз она останавливалась перевести дыхание, и глянуть, как там “пациент”. “Пациент” был в норме, всё шло к завершению, и вскоре он кончил. Тайка ещё “скакнула” пару раз, слезла с увядшего члена, стянула презерватив и вытерла член гостиничным полотенцем, которое тутже швырнула в ведро для грязного белья. “Интерестно, – подумал Файзулитдин, она уже перешла тысячного клиента?” Скорее всего – да, скорее всего давно перешла и тысячного и пятитысячного, так ловко у неё всё вышло. Хм, профи. Приятно иметь дело с профи !
Надо признать, что делала она всю процедуру просто отлично, и если не считать того, что ей было явно за 40, её грудь перенесла не одну беременность, а складки на животе лишь подтверждали это, всё же надо признать, что для такого ленивого секса, это был просто замечательный секс. Так же быстро как разделась, она так же моментально натянула себя нижнее бельё, сорочку, юбку, какую-то кофту, забежала в ванную прополоскать горло, помыла руки с мылом – и прибежала обратно, улыбаясь идеальными белыми зубами, невидавшими кариеса и бормашины.
Файзулитдин выдал ей тысячу бат, подумал и добавил ещё 200, и аккуратно вытолнул за дверь со словами “Байбай, дарлинг!” “Ай лав ю” – ответила она ему и исчезла в густой тени корридора.
Самое то, что нужно, она просто пришла, оттрахала и ушла.
А звали её Пын

Leave a Reply